Andrew Smetankin (grimzone) wrote,
Andrew Smetankin
grimzone

Пятьдесят оттенков камуфлированного

Чтобы поддерживать хорошие отношения с девушкой, с ней надо дружить. И дружить с ней нужно как можно чаще.

Армейская мудрость

Я не знаю почему, но всех военных всегда тянет к обществу симпатичных девушек, причём с усилием танкового тягача. Видимо играет свою роль постоянное общение с «хомо эректус милитари». И это понятно, эти камуфлированные лица весьма напрягают, тем более в таких количествах. У них же в медкнижках у всех записано «пол - мужской», а я - гетеросексуал. Так что волей неволей хочется разнообразия в общении. Пообщаешься плотно с господами офицерами и со своими сослуживцами, и сразу понимаешь – Родина в опасности, в России демографический кризис, страну надо срочно спасать. Да и друзья эти уже «задолбали», от них же, как и от тебя, пахнет только потом и оружейной смазкой. А вот с ароматами хорошего парфюма на здоровом девичьем теле в Российской армии трудности. Хотя, я уверен, что если, хорошенько погонять Мисс Мира по танкодрому, с забитым РД на плечах (лучше в противогазе), потом загнать её в БТР, чтобы из КПВТ отстрелялась, а после заставить её этот пулемёт почистить, сексуальная привлекательность у неё упадёт ниже плинтуса. Но это только моё мнение, возможно, кто-то думает по-другому.



Ну так вот. Попал я первый раз в женскую общагу, Санкт-Петербургского университета, что в Новом Петергофе, помогал всякие приблуды для интерьера донести для племянницы одного нашего полковника. Был я в ШОКЕ. Буквально в шести, я подчёркиваю, всего в шести, километрах от места моей учёбы базируется до двух батальонов студенток.

На самоподготовке делился со своим товарищем впечатлениями.

- Шмайсер, я в шоке! Они там по коридорам ходят, поротно! В одних халатиках! И под халатиками НИЧЕГО НЕТ! Ты понимаешь, Шмайсер, у них НЕТ НИЧЕГО ПОД ХАЛАТИКАМИ!

- А халатики, какого цвета?

- Камуфлированные у них, блядь, халатики, придурок! С этим надо что-то делать. Я не могу спокойно на офицера учиться.

- А чё случилось-то? Они там что, строем неправильно ходят? Не в ногу или без песни?

- Всё, ты меня достал! Сколько можно по ночным клубам ошиваться с целью захвата в плен девок? Здесь всё под боком. Правда на охране и обороне у них консьержка. До этого на Лубянке надзирателем работала, это точно.

- Да хрен с ней, с консьержкой! Ты про халатики давай, подробности!

- Значит так. Разведку я уже, считай, провёл. В субботу проводим с тобой доразведку целей. И на воскресенье назначаю атаку объекта. И это не обсуждается! От Эрмитажа и Артиллерийского музея меня уже тошнит. Да к тому же и деньги сегодня выдадут.

В то время для военных вход во все музеи был бесплатный и проезд тоже, даже в электричке. Вот и получалось, как денег нет – ты по музеям ходишь (кстати, «нахватались» там полезных знаний). Как появляются – девушек начинаешь «дружить».

Если вас язык беседы шокирует - не удивляйтесь. Происходило всё на самоподготовке, готовились к летучке по тактике. На прошлом «полигоне» препод пытался двух курсантов опросить, на тему «боевой приказ». А эти придурки (два наших «спортсмена»), что-то невнятное мычать начали, ну и полкан рассвирепел, пообещал, что «кровь рекой литься будет». Экзекуция была назначена на завтра. Сидим на самоподготовке боевыми уставами обложенные – готовимся. Эта кафедра умела «кровь пускать», считай вторая после «огневой подготовки» в училище. Тут дверь в кабинете открывается и мой научный руководитель входит. Я научную работу писал по теме «Бой в городе». Начкафедры решил мой реферат «развернуть» на эту тему. Все подорвались. Замкомвзвода доложил. Типа, вот, пытаемся на офицеров учиться.

- Новиков! Где схемы?! Ты что, сержант, страх потерял?!

- Был занят по службе, тащ полковник.

- Ну и как? Голова не болит?

- Никак нет.

- Ну и чем сейчас занят?

- Он боевой приказ отдаёт на увольнение, тащ полковник.

Это Шмайсер, падел, меня подставляет. Полкан присел за преподавательский стол.

- А это интересно. Как говориться «просим, просим». Пожалте к доске, сержант.

Я вышел. Набросал на доске схему местности. И доложил:

- Север - в направлении городская библиотека (на лицах курсантов недоумение). Отставить, пивной ларёк, в народе «Арсенал» (лица засветились пониманием). Противник, по организации и тактике действий – армия российских студенток, силами до двух пехотных батальонов, занимает оборону на рубеже – женская общага в Новом Петергофе, корпуса один-три. Имеет средства усиления в виде двух консьержек. Возможен подход патрулей ППС милиции по их вызову.

Задача группы – скрытно проникнуть в расположение противника. Произвести предварительное знакомство с целью дальнейшей дружбы всеми доступными способами.

Состав группы – я, младший сержант Веймер.

Приказываю. Младшему сержанту Веймер после проведения необходимых покупок в магазине – на схеме «М». А именно: пельмени замороженные - два килограмма. Сметана, не менее 20% жирности – большая банка. Вино сухое, красное – две бутылки. Шоколад молочный – одна плитка. Водка – один литр. Скрытно проникнуть на объект ЦПХ 1.Выдвижение к рубежу атаки по маршруту, указанному на схеме. Проникновение на объект осуществить по пожарной лестнице – на схеме маршрут 1. В дальнейшем действовать по командам в зависимости от складывающейся тактической обстановки.

Средств поддержки и усиления не имеем.

Мой позывной – «Профессор». Младший сержант Веймер, позывной – «Шмайсер».

При невозможности осуществить предварительное знакомство. По сигналу «Пошли, нахер, отсюда!» осуществить отход по маршруту 2 –через центральный вход.

По сигналу «Атас, менты!» осуществить отход по маршруту 3 – окно туалета на втором этаже.

С целью обеспечения успешных действий, к 17.00 субботы парадную форму иметь в виде «Ваще писец!».

Кроме того, к 18.00. нанести на все доступные места организмов дорогой мужской парфюм с приятным запахом. Ответственный за добычу парфюма – младший сержант Веймер.

Курение дешёвых сигарет в период после 15.00 – исключить. Ношение уставных трусов и носков - исключить. Цвет белья - чёрный. Принять душ не ранее 16.00.

Окончательная готовность группы к 17-30.

Моё место – непосредственно в боевых порядках группы.

Мой заместитель – младший сержант Веймер.

Сержант Новиков доклад закончил.

Полковник приступил к анализу доклада.

- Ну что я могу сказать, на троечку. Сумбурно всё. Конкретики мало. Хотя первичная разведка проводилась, но вы очень мало разведданных имеете. Нужно было «контрольного пленного» брать из числа студентов. Потом форсированный допрос - и он бы вам более подробные данные выдал. А так вы, как Наполеон – «Главное ввязаться в бой, а там посмотрим». Хотя, планирование операции присутствует. Но очень много «если». Огромный простор для тактических импровизаций, а это плохо. И рекогносцировку всё таки надо делать непосредственно на местности. Как я правильно из вашего доклада понял – это первая операция на данном объекте. Нельзя недооценивать противника. Это вам на кафедре Военной истории постоянно говорят. Да и по морально-психологическому состоянию противника – сплошные белые пятна. Я вполне допускаю, что курсантами сопредельных училищ пропаганда уже проводилась. Тут наших психологов надо спрашивать. Это тоже учитывать надо. И кстати, какую вы легенду подготовили?

- Хотим кушать, есть всё, кроме кастрюли, тащ полковник.

- Ну да, в принципе неплохо. Но у разведчиков проконсультируйтесь всё-таки, у них «главный» сегодня по училищу заступает. Какие у кого предложения и дополнения по докладу.

Подорвался наш замковзвод. Рост 2.03, вес 110.

- Предлагаю усилить мной, состав группы.

- С целью?

- Обеспечение нейтрализации курсантов сопредельных училищ.

- Вы неправильно поняли. Стоит задача – предварительное знакомство, а не грабёж или сеча в стиле «поле Куликово». Тем более, вы себя в зеркало видели? Я не сомневаюсь, что вся общага отдаст вам все деньги, если вы захотите, но вот дружбы с вашим участием в первый раз вряд ли выйдет. Людей готовить надо для общения с вами. Первый раз кондратий схватит запросто.

Встаёт ещё один курсант.

- Тащ полковник, в боевом приказе на дружбу не указано обеспечение средствами индивидуальной биологической защиты.

- Вот! Отлично! Всё таки, вам, сержант, лучше готовиться надо. И кстати, в понедельник жду со схемами для научной работы и подготовите доклад на тему «запись в журнале боевых действий итогов операции «Дружба», письменно не надо, можно устно. С удовольствием всей кафедрой вас послушаем. Всё. Я пошёл. Замковзвод - не командуйте.

Как только полковник вышел все радостно заржали. Я ткнул Шмайсера в бок и зло прошипел.

- Ну, всё, подстава фашистская, готовься.

В субботу, около семи вечера, при полном параде, с огромным пакетом в руках, стояли возле женской общаги. Денег нам выдали больше, чем мы ожидали. Мы даже фрукты купили. И этот, как его, «мы её», а не «она нас». Смотрели на малюсенькую решётку, закрывающую пожарный вход и тихо ржали. Ну вы сами представьте себе, какую защиту нужно ставить против курсанта – морского пехотинца, прущего с настойчивостью носорога к своему половому счастью. Да там противотанковые ежи нужны с управляемыми минными полями. Выламывать не стали. Зачем? Если всё правильно сделаем, нам ещё не один год через неё лазить – пусть лучше такое посмешище стоит.

Обход начали со второго этажа (там их вообще – двенадцать). Ну и целенаправленно прём по коридору с озабоченными лицами – типа мы в курсе что здесь, и не первый раз, а по делу и нас ждут. Продвигаемся в сторону кухни. По коридору девушки снуют экипированные в стиле «я на выходном дома». Дошли до кухни. Дальнейшую разведку (по всем двенадцати этажам) проводить не стали – у нас мужества не хватило. Да и зачем? Вот ОНО всё рядом, такое домашнее, и мягкое, и много.

Зашли на кухню. Девушка у плиты стоит. Очень симпатичная, но выглядит как строгая училка. Обращаемся с просьбой.

- Девушка, очень кушать хочется. Нас в гости приглашали, но мы или заблудились или адрес перепутали.

- Так в чём проблема?

- Да у нас всё есть.

Шмайсер, выразительнее некуда, звякнул пакетом.

- Да? Ну, давайте посмотрим, что у вас там.

А там у нас поляна – «Свадьба в Китае».

- Понятно. Сейчас поможем. А где есть собираетесь?

- Да хоть здесь!

- Ладно. Здесь-то зачем? Пойдём уже к нам. Кстати, может, супчика, раз такое дело?

Я посмотрел в кастрюлю. Суп «студенческий» - рыбный, одна банка консервов на кастрюлю. После такого хорошо под вражеские танки с гранатами лазить.

- Нет-нет, что вы! Мы по-простому - пельмешки с ананасами.

Девушка притащила кастрюлю. Пока пельмени варились мы стояли рядом. Изображали из себя кулинарных идиотов. Задавали, соответствующие вопросы: «А когда вытаскивать? А какой стороной всплывать должны? А правда, что из кастрюли вкуснее?»

В общем, повеселилась подруга от души. Тут старое правило срабатывает: «Если девушка хохочет до истерики над твоими шутками – считай дело в шляпе». Ну, а с чуЙством юмора у нас со Шмайссером, даже слишком хорошо, через это проблемы всегда и имеем. Вокруг её соседок по общаге всё больше и больше – срочные дела на кухне у всех и что я заметил - все уже не в халатиках и в «боевом гриме». Да и понятно – какие, нафиг, халатики! Тут «альфа самцы с ананасами». Да и красивые такие. Так и сказали «морские чухотинцы».

Пригласили нас в комнату. Общага классная, живут в двух комнатных блоках с общим раздельным санузлом, только кухня на этаже, но, естественно, в каждой комнате и запрещённая плитка имеется. Очень уютненько. С помощью шкафа комната на две жилые зоны поделена. Меня, вот всегда восхищала способность женщин создать уют фактически «из ничего». Нет, конечно, я тоже умею и окоп обжить, но казармой все равно нести будет за версту.

Девчонки пригласили за стол двух соседок. Мы, конечно, были не против, хотя подруга у «училки» тоже «симпомпончик», правда хоть и фигуристая, где надо, но слишком спортивная, как в дальнейшем выяснилось - плавчиха.

Мы думали, что пельменей слишком много купили, ага – дети! Их на общее блюдо выложили, ну и пока мы со Шмийсером ярко описывали наше с ним «личное мужество и героизм, проявленные при обучении на офицеров», они и кончились. Благо, что у нас с собой ещё большая банка болгарских солений. А супчику было «объявлено не полное служебное соответствие» и он понёс наказание, в виде заключения под арест в холодильнике. С водкой тоже не так всё просто получилось. «Училка» с «плавчихой» оказались из Сибири, из Омска. И нам сразу заявили, что у них дома «пельмени без водки едят только собаки». И соседки их тоже сказали, что «у них дома, на югах, такая же фигня». Так что второй раз всё равно бегать пришлось.

Разговоры за столом вели культурные. Поражали своей эрудицией (ну вы помните про «эрудированного дебила»). Шмайсер рассуждал о живописи.

- Берём картину. Смотрим. На ней большие, целлюлитные жопы. Значит что? Праильно! Рубенс!

Девушки застыли с пельменями на вилках у рта.

- А если картина без жоп?

- Не. Мы на такие картины не смотрим. Да и какая это картина, без жоп? Это так – рисунок.

- А вы в архитектуре тоже так же хорошо разбираетесь?

- А то. Берём дом. Смотрим. Цвет такой, его ещё пожилые гомосексуалисты уважают. Кроватный.

- Может пастельный?

- А, во-во. И окон у него много, вытянутые такие.

Я тоже решил внести свою лепту.

- По таким целиться «механикой» очень удобно.

Шмайсер благодарно кивнул и продолжил:

- Значит что? Праааильно! Архитектора за это расстреляли!

- Может, всё таки, Растрелли?

- А я что сказал?

Короче, поразили мы девчонок своим мужеством и богатейшим внутренним миром. Вышли на пожарную лестницу перекурить. Я Шмайсеру ставлю боевую задачу.

- Значит так. Всё уже доели – выпили. Сейчас культурно прощаемся и сваливаем.

Шмайсер поперхнулся дымом. И завопил:

- Да ты чё! Я, что слепой, по-твоему! Я что, не вижу, как она тебя по ножке лапкой гладит?!

- Не, это не культурно. Прям воттаквот – девушку в первый же день, сразу же? Так лучше будет, точно говорю. Так что давай сваливать. Сам знаешь. Лучше полчаса подождать, чем два часа упрашивать. Всё! Я сказал! Забыл, кто здесь старший?

Шмайсер зло затушил окурок и мы вернулись в комнату. А там «сюрпрайз» - соседок уже нет. Мне много раз говорили «Если мужики думают, что выбирают они – то они глубоко ошибаются». В комнате свет не горит. На столе свечи. Вино открыто. Вот какое вино, после пельменей с водкой? Оказывается, у студенток – запросто, «уходит, аки в суху землю». Ну, мы по бокальчику опрокинули, я и говорю.

- Ну, ладно. Спасибо вам огромное, девчонки. Мы пошли.

«Училка» аккуратно поставила бокал на стол, поправила очки и строгим голосом сказала.

- Значит так, военные. Вы девушек накормили, напоили, а любить кто будет?

Я смущённо проблеял.

- Так это... Родина ж в опасности. Охранять надо.

- Родина подождёт! Не обломится. Вот вам полотенце – одно на двоих, не графья! Душ знаете где! Вперёд!

Читатель! Подробностей не будет! Мы не на порносайте всё-таки. Но одно могу сказать точно - до этой исторической встречи я думал, что я в вопросах отношений между полами неплохо разбираюсь. Оказалось - ничего подобного! Ещё раз подтвердилось правило – самые «оторвы» часто как раз такие вот «училки». С утра мне опять объяснили «как нужно будить симпатичную девушку».

Стоим потом, курим, на пожарной лестнице. У Шмайсера вид измученный. Жалуется, что «когда пытался отползти с поля боя, его рывком за ногу возвращали в боевые порядки». У него, даже глаза запали, по-моему. Выжат досуха. У меня, походу, вид такой – же.

- В следующий раз, толпой заявимся. Устроим групповуху.

- Зачем?

- При групповухе можно закосить. И, кстати, сегодня в Артиллерийском музее выставка Калашникова.

- А чё мы ещё здесь?

Очень долго мы потом в эту общагу ходили. Товарищей своих, тоже подключили. Один даже потом женился. Как вспомню эти походы – сам себе не верю. Вот как я мог перелезть через забор училища в полночь, пробежать шесть километров (общественный транспорт уже не ходил), дружить студенток (иногда под водку), потом опять шесть километров назад, снова забор. Встать в строй на зарядку (уже пять километров – два круга вокруг озера «Ольгин пруд»). И после этого ещё и на «отлично» учиться. Вот не смогу я это всё одновременно сейчас. За любые деньги. А тогда – ничего, прокатывало.

Прикидываться дальше кулинарным идиотом я не стал. Очень девчонкам одно блюдо понравилось - дёшево, вкусно и красиво получается.

Берём курицу, побольше, только не замороженную, а охлаждённую. Натираем смесью из давленного чеснока, соли, чёрного перца и оливкового масла (для румяной корочки). Чеснока одну головку. Соли, и перца по чайной ложке. Оливкового масла 50 грамм. Оставляем на один час. Затем кладём на противень – спинкой вниз. Вокруг картофель, порезанный длинными дольками (среднюю картошку помыть с губкой и разрезать на четыре части, чистить не надо). Предварительно полить в кастрюле дольки подсолнечным маслом и тщательно перемешать (она так не сохнет, а румянится). И поставить в максимально раскалённую духовку. Температуру сразу уменьшаем до 220 градусов. Как только картошка будет готова (она такой красивый вид приобретает), духовка отключаем. НЕ ОТКРЫВАТЬ ДВЕРЦУ!!! И через полчаса противень достаём. Всё.

Меня в этой общаге даже «жениться» звали. Хорошее место. И девчонки хорошие. Без понтов «столичных».

В училище вернулись в понедельник. Уволены были «на пролёт» (Шмайсер – местный, я – сержант – контрактник). Принёс на кафедру свои схемы для научной работы. Тут с меня доклад и стребовали «запись в журнале боевых действий итогов операции «Дружба». Доложился по всей форме. Как положено: общий замысел, ход операции, итоги, выводы.

- Разведгруппе в составе – я, младший сержант Веймер, была поставлена задача – проникнуть в расположения противника (армия русских студенток) с целью дальнейшей «дружбы». Операция проведена успешно. «Дружба» проведена в полном объёме. Завязано знакомство. Имеются перспективы. Из недостатков: оценка противника произведена крайне неверно. По своим морально-психологическим данным противник значительно превосходит наши войска. В процессе выявлена крайне низкая теоретическая подготовка наших подразделений. Успешный выход из боя осуществлён исключительно благодаря высоким морально-волевым качествам личного состава. Понесены тяжёлые психологические потери. Для дальнейшего проведения подобных операций требуется усиленная теоретическая подготовка привлекаемого личного состава. Перед проведением подобных операций подробный инструктаж обязателен. Кроме того, требуется отработка практических навыков. Особо обратить внимание на материальное обеспечение. Предварительная оценка объёмов требуемого алкоголя значительно занижена. Средства индивидуальной биологической защиты израсходованы полностью, вплоть до НЗ. Прошу почтить память невинности разведгруппы минутой молчания.

Полканы выслушали меня с суровыми лицами.

- Да. Не дай бог вам общагу МГУ доверить, а то помню, мы на парад ездили…

- А я тебе говорил, Володя, что твоим до морпехов из раньшего времени, как раком до Пекина. А ты всё пальцы гнёшь. Это не в противогазе бегать. Тоже понимать надо. Женская общага – не шутки. Здесь-то всё и всплывает. А то думают, что крутые, если бутылки себе об голову бьют.

Вот сколько раз уже убеждаюсь, что на «гражданке» жизнь какая-то пресная. Работа – дом, дом – работа. Всё таки в армии впечатлений намного больше. Есть что вспомнить.

(c) Новиков

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments