Andrew Smetankin (grimzone) wrote,
Andrew Smetankin
grimzone

Крымский поход на Москву в 1521 году



Противоречия между Московской Русью и Крымским ханством начались после распада Большой Орды в 1502 году, и, в частности, были связаны с влиянием в Казанском ханстве. Если Василий III выступал за воцарение там хана Шах-Али, то хан Крыма Мехмед I Гирей — за своего брата Сахиба Гирея. В результате к власти пришёл Шах-Али. Однако в апреле 1521 года Сахиб Гирей с отрядом 300 человек подошёл к Казани и организовал там восстание. Шах-Али был изгнан в Москву. После этого Мехмед Гирей решил организовать поход на Русь, несмотря на то, что об этом узнал Сулейман I и, не желая портить отношения с Москвой, потребовал отказаться от похода.

Мехмед I Гирей собрал огромное войско численностью до 100 000 человек. В него, кроме почти всей крымской орды, входили ногаи и литовцы под воеводством Евстафия Дашкевича, а потом присоединились казанские татары. Более точную оценку даёт В. В. Пенской — 30—35 тысяч человек, из которых 20—25 тысяч составляли крымцы. О численности литовского отряда известно то, что в 1521 году рада советовала Сигизмунду отправить к Мехмеду Гирею отряд в 200 человек конницы и пехоты с 2 гаковницами.

Василий III «ниоткуда брани на себя не ждал и сам в то время брани не готовил ни на кого, воинские же люди его многие были тогда в своих областях без опасения», поэтому с трудом успел собрать войска и выслать к Оке. Учитывая опыт предыдущего нападения 1517 года, основные силы расположились на тульском направлении. В районе Серпухова расположились полки под командованием 8 воевод и 9 голов и двор князя Андрея Ивановича с 1 воеводой. Другая группа войск под командованием 3 воевод дислоцировалась в районе Каширы, третья, под командованием 5 воевод и 6 голов — в районе Тарусы. Группировка под командованием 6 воевод и 3 голов была развёрнута по Угре, к ней присоединился двор князя Юрия Ивановича с 2 воеводами. В Коломне был размещён гарнизон под командованием двух воевод. По оценке В. В. Пенского, численность русских войск на центральном направлении составляла около 6000 детей боярских, вместе с их людьми и пищальниками — около 15 тысяч, не считая кошевых. Общая численность на центральном и юго-западном направлении — до 20—25 тысяч человек, из них до 9 тысяч детей боярских. В. В. Пенской оценивает численность детей боярских, находившихся под командованием воеводы, от 150 до 250 человек, а под командованием головы — около 100 и меньше. Общая же численность русских войск, выставленная против Мехмеда Гирея и расположенная от территорий западнее Калуги до Нижнего Новгорода, оцениваются до 35—40 тысяч человек, а с учётом западного, северо-западного (литовского) и восточного (казанского) направлений — до 55 тысяч.



Крымские войска 28 июля 1521 года подошли к Оке близ Коломны и переправились через неё. В Коломне находился небольшой гарнизон, который не смог оказать сопротивления. С большим опозданием подоспели русские войска под командованием молодого и неопытного воеводы Д. Ф. Бельского, с которым был брат государя Андрей. Они, не прислушавшись к советам опытных воевод, действовали неправильно, в результате чего московские полки были разбиты, вероятно, поодиночке, значительно превосходящим по численности противником. Русское войско понесло тяжёлые потери, в том числе погибли воеводы Иван Андреевич Шереметьев, Владимир Михайлович Карамышев-Курбский, Яков и Юрий Михайловичи Замятнины, в плен попал Фёдор Васильевич Лопата-Оболенский. После битвы московские войска отошли в города, а крымские стали разорять окрестности Коломны. Вскоре к ним присоединились казанские войска под руководством Сахиба Гирея, по пути разорившие Нижний Новгород и окрестности Владимира.

Василий III поехал в Волок собирать полки, а оборону доверил Петру Ибрагимовичу и боярам. Совместное татарское войско подошло к окрестностям Москвы 1 августа, ставка Мехмеда Гирея находилась в 60 верстах от неё. Тем временем «Татары под Москвой повоевали, и монастырь Николы-Чудотворца на Угреши и великого князя село любимое Остров сожгли, а иные татары и в Воробьёве, в великого князя селе, были, и мёд на погребах великого князя пили, и многие сёла князей и бояр около Москвы пожгли, а людей пленили», а также «много сёл и деревень пожгли, и коширской посад пожгли. И людей много и скоту в полон поведошя безчислено». Бояре начали переговоры. Хан потребовал, чтобы Василий III признал себя данником Крымского ханства. Бояре решили пойти на этот шаг — в Кремле был недостаток пороха и сильная теснота, и выдали хану соответствующую грамоту. После этого татарское войско отошло к Рязани.

В Рязани начальствовал окольничий Хабар Симский. С Магмет-Гиреем вместе приходил на Москву известный уже нам Евстафий Дашкович, который при Иоанне III отъехал из Литвы в Москву, при Василии опять убежал в Литву и теперь с днепровскими козаками находился в стане крымском. Дашковичу хотелось взять Рязань хитростию; для этого он предложил её жителям покупать пленных, чтобы, уловив случай, вместе с покупателями пробраться в городские ворота; с своей стороны хан для вернейшего успеха в предприятии хотел заманить к себе воеводу Хабара и послал ему, как холопу своего данника, приказ явиться к себе в стан; но Хабар велел отвечать ему, что он еще не знает, в самом ли деле великий князь обязался быть данником и подручником хана, просил, чтоб ему дали на это доказательства, - и хан в доказательство послал ему грамоту, написанную в Москве. В это самое время Дашкович, не оставляя своего намерения, все более и более приближался к Рязани; он дал нарочно некоторым пленникам возможность убежать из стана в город; толпы татар погнались за беглецами и требовали их выдачи; рязанцы выдали пленных, но, несмотря на то, толпы татар сгущались все более и более под стенами города, как вдруг раздался залп из городских пушек, которыми распоряжался немец Иоган Иордан; татары рассеялись в ужасе; хан послал требовать выдачи Иордана, но Хабар отвергнул это требование. Магмет-Гирей, как мы видели, пришел не за тем, чтоб брать города силою; не успевши взять Рязань хитростию и побуждаемый известием о неприятельских движениях астраханцев, он ушел и оставил в руках Хабара грамоту, содержавшую в себе обязательство великого князя платить ему дань.

В ходе похода Москва понесла большие потери, в том числе, среди мирного населения, многие были уведены в плен. По обстоятельствам поражения на Оке был учинён суд. Несмотря на вину Бельского, был наказан только Иван Воротынский. На некоторое время он был посажен в тюрьму, потом освобождён. Хабар Симский за спасение Рязани и великокняжеской чести был награждён пожалованием в сан боярина. Также были возблагодарён немец Иордан, и другой немецкий пушкарь Никлас (который был в Москве). После этого набега были проведены мероприятия по усилению обороны границ. На южных границах были сконцентрированы более значительные войска. В 1522 году для обороны против Казанского ханства был построен город Васильсурск. В результате крымским татарам больше не удавалось совершать подобный прорыв через Оку.

Взято здесь

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments